Интервью. Степан Негур. Часть 1

TF: Здравствуйте!

С: Всем здравствуйте, меня зовут Степан Негур. 

TF: Как долго ты работаешь в этой сфере?

С: Я занимаюсь татуировкой уже около 15 лет, потому что точно сложно сказать. Начал этим заниматься как хобби в 2004-2005 году. Это была машинка, сделанная из гитарной струны и моторчика от плеера. Первые наколки делал на друзьях, знакомых, на себе. Первые 5 лет, все это проходил в таком формате, как просто увлечение, хобби, было очень интересно. Я рисую всю жизнь, и люблю пробовать разный материал -  это всегда интересно и необычно. В итоге, татуировка. То, что по-настоящему увлекло и переросло в профессиональную деятельность. Уже в 2010 появилось первое оборудование, первая индукционная машинка  фирмы «Калуга», как сейчас помню. Первые иглы, машинки, краски,  какие-то маленькие наборчики. Потом первая студия в родном городе Новороссийские. В 2012 переезд в Москву, в студию «Тату 3000». Хороший очень был старт. Тогда там работали довольно сильные мастера, хорошие и известные. 

TF: Первая татуировка. Какой она была?

С: Первая татуировка, которую я сделал была сделана саму себе на плече. Это был маленький орнамент, узорчик. Потом еще был браслет -  это было модно, браслеты на  

бицепсе. Потом сделал себе череп, летучих мышей, змею и ещё много чего. Сейчас это все сплошной блэкворк.

TF: Первая масштабная татуировка.

С: Я не знаю, что значит масштабная татуировка. Масштабная сейчас для меня - этот костюм. Лет 12-13 назад я забивал плечо - это уже считалась очень крупной татуировкой. В основном сейчас я делаю цельные рукава или ногова. Что-то мелкое - уже реже. 

TF: Первая конвенция.

С: Первая конвенция – это было в 2012 году в Москве, арена Москоу. Это было весело, конечно, и очень волнительно. Информации никакой не было, ни интернета, ни компьютера своего. Я не знал, что происходит в этой культуре, где брать информацию. Я изучал все своим мозгами, путем проб, ошибок и экспериментов. Однажды мой друг подарил мне журнал «Тату мастер». И там я впервые увидел, какими вообще могут быть татуировки. Я увидел, какими реалистичными могут быть татуировки, портреты. Объемными, живыми! Тогда у меня зародилась амбиция: побывать на конвенциях, познакомиться со всеми и научиться самому так бить. Проявить себя и  показать, что я тоже могу. В итоге на своей первой конвенции я делал ворона на бедре у девушки, и мы с ней даже взяли 3 место в номинации «Best of day» То есть первая конвенция и хоть какое-то место!

TF: Сколько времени ты уже работал до этого феста?

С: До этого феста работал получается с 2004-2005. Но профессионально я начал работать с 2010 года, потому что у меня впервые появилось оборудование, которое по ощущениям значительно отличается от самодельной машинки, работающая на гитарной струне. У меня появилась индукционная настоящая машинка. Первые краски. И в 2010 году я устроился в первую и единственную, на тот момент, студию в городе и начал чему-то реально учиться. Это был огромный толчок вперед.

TF: Как ты относишься к людям, которые к тебе подходят на конвенции?

С:  Ребята, кто подходят, у них разные цели. Есть тот, кто хочет чему-то научиться. Мне раньше было очень интересно узнать, как мастер колет, как он двигает машинкой, как он кладет тени, как он красит, как он контурит. А так, отношусь спокойно. Даже лучше работать, когда я с кем-то разговариваю. Пускай подходят, задают вопросы, чем-то интересуются, спокойно всем отвечаю, все рассказываю, никаких секретов нет. 

TF: Какой ты можешь дать совет для первого фестиваля?

С: Однозначно участвовать. По крайней мере посещать - точно нужно. Туда можно просто прийти, походить по рядам и посмотреть на ребят, которые работают. Что они делают, какие стили бывают, какие почерки внутри этого стиля. Сидят 10 мастеров, все в одном стиле делают, но каждый по-своему. На конвенциях вы можете увидеть, какими машинками работают мастера, какими красками, иглами. Вы можете подойти и позадавать им вопросы. А самое главное - вы можете пообщаться со своими кумирами! 

TF: Твоя первая встреча с кумиром.

С: Первая встреча с кумиром – это Паша Ангел. Это было как раз на первом фестивале. Так сложилось что мы с ним познакомились уже на конвенции в Казахстане, нас всех позвали как особых гостей. Среди них был Паша Ангел и Вова Мульт - так лично и познакомился. Мы поболтали так, что итоге я у Паши Ангела и работал. Я мечтал у него поучиться. 

TF: Как появился твой кот? Что тебя вдохновило тебя на создание такого прелестного создания?

С: Я выбрал породу которая мне нравится, обратился к заводчику и купил кота. Нарисовал его и это зашло. Большинство вещей, которые стрельнули - это просто спонтанные рисунки. У меня были работы,  которые я буквально не хотел выкладывать, не хотел показывать никому, посчитал, что это ерунда. А потом оказывается, что это очень хорошо заходит.

TF: Откуда берётся высокомерие среди мастеров, художников?

С: Я могу лишь предположить. Это как дать человеку-работяге или человеку, который весь в кредитах, десять миллионов долларов. Посмотрите, что с ним произойдет. У него башню сорвет. Сейчас так много мастеров, что просто непонятно, что нужно вытворить, чтобы тебя просто заметили. Сейчас вообще я не понимаю, как люди пробиваются. И то, что меня знают, я считаю это просто везение, случай. Есть другой момент. Бывают люди, независимые от своей известности, так называемые нарциссы, которые в принципе не воспринимает критику. Они всегда сами собой довольны, у них завышенная самооценка. 

TF: Кому ты благодарен за свою популярность? Кроме себя и родителей выделяешь еще кого-нибудь?

С: Во-первых, я не благодарен себе и родителям. Я просто занимался тем, что мне нравится. А родителям спасибо за то, что когда-то дали мне ручку и бумагу.  Когда я начинал, все познавали все самостоятельно, тогда не было ютуба, интернета. 

TF: Расскажи о первом судействе.

С: Я даже не помню, где было самое первое. Возможно это был Питер, Питерская конвенция. Я помню, как мне предложили судить. Прям не поверилось, потому что это первая такая ответственность. Я считал, что в жюри сидят люди признанные, уважаемые мастера, а я себя таким не считал. Судить чужие работы, это сложно. Дело в том, что на конвенциях никогда не бывает так, чтобы все остались довольны. Довольными остаются лишь те, кому вручают награды, и их друзья, коллеги,  фанаты, кто поддерживал. Вся оставшаяся публика остаётся недовольной результатом, как правило. Но это очень интересный опыт.

Поделиться:

Похожие статьи

Событие Интервью. Александр Мосолов. Часть 1
16 марта

Интервью. Александр Мосолов. Часть 1

Событие Интервью. Тату-модель Валерий Гаряев. Часть 1
2 марта

Интервью. Тату-модель Валерий Гаряев. Часть 1